Вс. Июн 7th, 2020

Топовые новости

Свежие новости России и мира

Тимур Бекмамбетов: В интернете прошлым манипулировать невозможно

1 мин чтения

Кинематографист Тимур Бекмамбетов работает одновременно в США и России /М. Стулов

Появившийся несколько дней назад в сети трейлер американского фильма ужасов Unfriended (в буквальном переводе – «Отфренженные», официального русского названия пока нет) уже посмотрели около 7 млн человек, и сотни тысяч поместили на него ссылку в социальных сетях. Маркетинговый фокус в том, что действие фильма, снятого Леваном Габриадзе, целиком разворачивается на экране монитора. Там в чатах Facebook и Skype общаются несколько перепуганных подростков. Год назад кто-то снял на видео, как напилась их знакомая, и выложил ролик в YouTube. После чего девушка покончила с собой. Теперь некто от ее имени влезает в чаты и обещает, что будет убивать всех, кого подозревает в публикации того самого видео.

– Откуда идея снять фильм про жизнь и смерть в Skype?

– Я живу между Лос-Анджелесом и Москвой и большую часть времени провожу перед компьютером, в интернете, в Skype в том числе. Сегодня вообще большая часть разговоров – не за столом, а с помощью Skype, Facebook и электронных сообщений. Это часть нашей жизни, и о ней в кино еще никто всерьез не говорил.

– Помню, когда в 2007-м выходила ваша «Ирония судьбы. Продолжение», продюсеры Анатолий Максимов и Константин Эрнст в интервью заостряли внимание на том, как много ее герои говорят по мобильным телефонам. И сетовали, что мобильники в нашем мире заменили живое человеческое общение – и это очень нехорошо.

– Ну мы же не можем остановить прогресс! Зато сегодня родители могут постоянно видеться с детьми, дети – с родителями, друзья – с друзьями, любимые – с любимыми, пусть даже они находятся в разных концах земного шара. И это замечательно. Эта новая реальность меняет бизнес, меняет человеческие отношения и поменяет язык кино. Вот поэтому два года назад мы с Леваном Габриадзе затеяли этот проект. Мы с Леваном дружим и работаем 20 лет. Он еще в 1995 г. привез мне мой первый Macintosh из Лос-Анджелеса и объяснил, что у PC – пользователи, а у Mac – преданные поклонники, энтузиасты. Он буквально открыл для меня мир компьютеров.

– Вы спродюсировали кучу фильмов; мне всегда было интересно, к чему обычно сводится лично ваша функция как продюсера. Режиссеры звонят вам по ночам за ценными указаниями? Вы управляете финансами? Утверждаете актеров? Лично переписываете сценарий?

– Во всех случаях по-разному. Но главная функция продюсера – поставить цель и сделать так, чтобы эта цель была достигнута. Это может касаться чего угодно, но главное – визионерство. Вдруг ты осознаешь: хорошо бы, чтобы такой фильм существовал. Ты видишь его образ и понимаешь, что пришло его время. Например, взять Unfriended: огромное количество людей большую часть жизни проводят не в реальном мире, а перед монитором. Мне все это стало очень интересно. Например, есть такая поразительная штука: у людей, которые давно умерли, продолжают жить аккаунты в социальных сетях. Друзья пишут им посты и комментарии, вспоминают их, и они как бы продолжают жить с нами рядом. Такого же никогда раньше не было!

– Несколько лет назад пошли разговоры, что жанр found movie, начавшийся с «Ведьмы из Блэр» и продолжившийся разными «Паранормальными явлениями», себя исчерпал. У вас же вновь псевдореалити-шоу, история про как бы документально зафиксированное взаимодействие настоящих людей.

– Ну нельзя сравнивать этот фильм с «Паранормальным явлением»! Главное – не то, что это ужастик или found movie, жанр – это просто форма, обертка. Мы уже показывали фильм на фестивалях, и я видел, как люди возбуждены тем, что это фильм про их жизнь. Когда ты входишь в сеть и что-то пишешь там, кто в этот момент настоящий: ты – или образ, который ты создаешь? Есть ведь еще такая проблема: то, что ты написал в интернете, осталось там навсегда. В жизни мы можем забыть плохое, в сети злое слово – это уже навеки, там прошлым манипулировать невозможно. С другой стороны, существует такое страшное явление, как cyber-bullying, когда школьника, например, начинают морально уничтожать через Facebook, через публикацию неприятных видео в YouTube. За первый день трейлер Unfriended был упомянут в 260 000 твитов – ни с одним трейлером такого не было. Это называется «попадание в тему», крайне волнующую зрителя. Так же, как было с фильмом «Особо опасен»: к нему тоже был запущен вирусный ролик, снятый якобы камерой видеонаблюдения. В нем взбесившийся клерк начинает крушить свое рабочее место, и эта тема офисного рабства вызвала тогда крайнее понимание и сострадание.

– Поговорим о «Бен-Гуре». После того как в США провалился «Исход» Ридли Скотта, я, честно говоря, предположил, что и ваш фильм могут прикрыть. Это же нормальная голливудская практика – продюсеры в панике думают: «Тема больше не интересна зрителю!»

– Нет, все нормально. У нас через несколько дней начинаются съемки – и, думаю, этот паровоз уже не остановится. Я понимаю вашу логику, таких прецедентов в Голливуде было много. Но люди все-таки не должны рассуждать, отталкиваясь только от прецедентов. Кинопроцесс – он длинный, производство фильма занимает несколько лет. Если бы мы запускались с «Бен-Гуром» сегодня, непосредственно после «Исхода», нам было бы труднее. Но мы запустились год назад, и теперь взять и сказать «стоп!» уже нельзя. Ну и потом, Ридли Скотт снял комикс, а мы делаем экранизацию классического романа.

– Существует же эталонная экранизация книги Лью Уоллеса – фильм Уильяма Уайлера «Бен-Гур», постоянно входящий в списки главных голливудских шедевров всех времен. Вам не кажется, что экранизировать роман Уоллеса заново столь же рискованно и странно, как заново экранизировать «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл?

– Были проведены исследования, и выяснилось, что процентов 95 зрителей знают название книги и фильма, но те же процентов 95 романа не читали и картину не смотрели. «Бен-Гур» в сознании людей существует как миф. Из трехчасового фильма Уайлера все знают ровно одну сцену: гонку на колесницах. Чуть меньшее количество зрителей помнит замечательную морскую битву. А дальше все сильно путаются в показаниях и не могут толком объяснить, какой в «Бен-Гуре» сюжет. То есть я конкурирую не с фильмом Уайлера, а с окружающей его легендой. Это, конечно, тоже будет сложно. И профессиональные кинокритики – они-то фильм Уайлера помнят прекрасно – немедленно начнут нас сравнивать.

– Вы будете снимать в Италии?

– Да, в Риме и в городке Матера на юге Италии. Он очень похож на древний Иерусалим. Там Пазолини снимал «Евангелие от Матфея», а Мел Гибсон – «Страсти Христовы»; в сознании кинозрителей это теперь в буквальном смысле новый Иерусалим.

– Христа будет играть бразилец Родриго Санторо (он известен широкому зрителю прежде всего по роли Ксеркса в «300 спартанцах»). Как вы его выбрали?

– Связались мы с ним по скайпу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © Все права защищены.
Adblock
detector
top-mods.info яИКС Настоящий ПР top-mods.info