Сб. Окт 31st, 2020

Топовые новости

Свежие новости России и мира

«В июле – августе на Эйфелевой башне бывает 25 000 человек за день»

1 мин чтения

Управляющий директор Societe d’Exploitation de la Tour Eiffel (SETE) Патрик Бранко Рюиво /AFP

Эйфелева башня, ставшая одним из самых узнаваемых зданий Парижа и его символом, строилась в 1887 г. как временное сооружение. Она должна была послужить входной аркой Всемирной выставки 1889 г., а спустя 20 лет ее предполагалось демонтировать. Еще на этапе строительства около 300 видных общественников – деятелей культуры (среди которых были, например, Ги де Мопассан и композитор Шарль Гуно) писали в муниципалитет с требованием остановить возведение башни, нарушающей, по их мнению, архитектурный облик города. Зато у публики сооружение имело мгновенный и грандиозный успех. За шесть месяцев работы выставки посмотреть башню пришло более 2 млн посетителей, а к концу года удалось возместить три четверти всех затрат на строительство – 7,8 млн франков (целиком башня окупилась еще до окончания выставки и сразу стала приносить доход).

Сейчас Эйфелеву башню посещает по 6 млн туристов в год, а ее годовой бюджет превышает 100 млн евро. Для управления башней в 2005 г. была учреждена компания Societe d’Exploitation de la Tour Eiffel (SETE), которая на 99% принадлежит мэрии Парижа. C 2018 г. SETE возглавляет Патрик Бранко Рюиво, прежде работавший в мэрии Парижа и отвечавший там в том числе за модернизацию и развитие цифровых технологий.

Мы встречаемся в Москве, и Бранко Рюиво здесь впервые. Как многие иностранцы, он в восторге от города, особенно отмечая не только его красоту и удобство, но и доброжелательность и гостеприимство россиян – как профессионалов в отелях и кафе, так и встреченных им горожан. И добавляет, что будет приезжать чаще: во-первых, Москва – отличный город, во-вторых, надо работать с российским рынком.

– Удивительно, что россиян так мало среди посетителей Эйфелевой башни – всего 1%.

– Да, это так. Большую часть наших посетителей составляют французы и европейцы (19 и 41%), затем – американцы и канадцы (15%), Азия и Южная Америка – 11 и 10%. Россиян сейчас мало. Но, во-первых, стоит сказать о том, что россияне Францию любят и приезжают не только в Париж, но и в регионы. Я знаю, что много россиян бывает, например, на горнолыжных курортах или на Лазурном берегу. Возможно, в последнее время их было немножко меньше в Париже, и предположу, что это можно связать в том числе с опасениями насчет безопасности после терактов. Тем не менее мы констатируем, что россияне возвращаются в Париж.

С другой стороны, нельзя сказать, что мы, руководство Эйфелевой башни, были как-то очень активны в работе с российским рынком. Поэтому один из наших приоритетов сейчас – запустить русскоязычную версию сайта. Мы планируем, что она заработает этим летом. Также у нас на ресепшене появится русскоговорящий персонал. В частности, мы заключили договор с парижским Институтом восточных языков – это очень известное и солидное учреждение, их специалисты будут у нас работать.

Популярное и новое

– В 2017 г. мэрия Парижа приняла решение о модернизации управления Эйфелевой башней, и 2018 год стал первым годом перемен. Вы стали управляющим директором в 2018 г. Получается, вас пригласили именно для того, чтобы обновить башню? Какие задачи перед вами поставили?

– Да, вы абсолютно правы, сейчас время перемен, нам нужно многое улучшить. При этом задача двойная. С одной стороны, работая с такими памятниками, как Эйфелева башня, первое и главное всегда – это сохранить все в лучшем виде. Эйфелева башня должна остаться с нами как можно дольше. Но при этом Париж готовится к Олимпийским играм 2024 г. Значит, мы ждем много гостей и нужно предложить им максимум услуг и комфорта.

Что мы делаем? Во-первых, самый главный вопрос – безопасность. Поэтому сейчас мы меняем один из лифтов – электрический. Средний срок эксплуатации лифтов – 60 лет, пришла пора их реновировать. Всего их три, этот лифт мы заменим полностью. Два других – гидравлические, срок их замены еще не подошел. Работы займут три года, мы начали в 2018 г. и закончим к концу 2021 г. Второе – это, скажем так, косметические работы: покраска. На момент постройки башня была такого рыжеватого оттенка, в современный цвет ее покрасили в 1968 г. И сейчас мы возвращаем оригинальный коричнево-желтоватый цвет 1907 г. (первоначально башня была красной, потом желтой, и в 1907 г. ее покрасили в коричневый). Эти работы мы также планируем завершить к декабрю 2021 г.

Родился
в 1971 г. в городе Мо (пригород Парижа). Окончил Высшую школу Кашана по специальности «преподаватель юриспруденции». Начинает карьеру преподавателем права и экономики

2005

работал в юридическом департаменте мэрии Парижа

2008

министр-советник в посольстве Франции в Бангладеш

2011

заместитель директора по HR в мэрии
Парижа

2014

советник мэра
по HR
и модернизации

2017

директор по цифровой модернизации в мэрии Парижа

2018

директор
Societe d’Exploitation de la Tour Eiffel​

Третий большой проект – он разрабатывался и реализовывается совместно с мэрией – создание пешеходной зоны. Она будет идти от площади Трокадеро до Эйфелевой башни, на этом участке будет парк. В целом он там уже есть, но по этому проекту площадь озеленения будет увеличена. Это большой проект, поэтому его получится закончить ближе к Олимпийским играм, примерно в 2022–2023 гг. Это долго, поэтому сейчас мы стараемся по возможности снизить неприятные впечатления, которые у туристов может вызвать стройка. Например, мы разместили на заборах портреты спортсменов нашей олимпийской сборной – чтобы таким образом немножко отвлечь внимание от неудобств строительства.

Другая часть работ, помимо реновационных, – это улучшение опыта посещения башни. Я хочу, чтобы для туристов все было легко и просто с самого начала и на протяжении всего визита. Чтобы забронировать билет на сайте можно было без проблем, а затем людям не надо было стоять в очереди на вход. Чтобы во время самого визита у нас было все чисто и везде был порядок. Чтобы гости могли ознакомиться с историей башни – потому что все видели ее на картинке или даже вживую, но в реальности мало кто знает ее историю. (На самом деле то же самое можно сказать о многих других достопримечательностях, например о соборе Парижской Богоматери. А они – часть нашего исторического наследия.) И в финале, когда посетитель захочет приобрести сувенир, я хочу, чтобы у него был прекрасный выбор качественной и красивой продукции. В этом году мы начинаем производство новой брендовой продукции, чего раньше не существовало. Это товары, уровень которых будет соответствовать маркировке «Сделано во Франции». Такой продукт, как Эйфелева башня, должен ассоциироваться с французским качеством.

Наконец, мы думаем и о тех, кто, возможно, никогда не доберется до Эйфелевой башни. Поэтому – я прямо хочу подчеркнуть важность этого! – мы запустим онлайн-магазин с брендовыми сувенирами. Вся историческая информация также будет загружена на сайт. Все, что касается диджитал, очень важно.

– Какая часть билетов сейчас продается онлайн?

– Половина. У сайта 9,2 млн посещений в год, башню посещает около 6 млн человек в год (в 2018 г. – 6,2 млн) и 3,1 млн билетов в прошлом году было продано онлайн. Еще несколько лет назад онлайн продавалось всего лишь 28% билетов, сейчас – половина.

Я всем рекламирую онлайн-билеты: на сайте можно выбрать время посещения, и с билетом не нужно стоять в очереди. Если куплен билет с подъемом на второй уровень по лестнице, то пройти можно моментально. Лифт, возможно, придется подождать – они поднимают по 100 человек каждые семь минут.

– Есть лимит онлайн-продаж, после которого купить билет можно только в кассе?

– Есть определенная квота, опять же это связано с тем, что пока не работает третий лифт и те два, которые функционируют, гидравлические. Когда лифт будет введен в эксплуатацию, думаю, что мы будем продавать онлайн около 80%.

– Как формируются цены на билеты? Кто и как решает, поднимать их или нет?

– Наша компания SETE принадлежит мэрии Парижа, и стоимость входного билета определяет совет мэрии. Особое внимание мы уделяем семьям с детьми. Например, билет детям от 4 до 16 лет продается со скидкой 75% от взрослого: минимальный – 2,6 евро и полный 6,50 евро. Я часто повторяю: Эйфелева башня – это семьи. Такая ценовая политика для нас очень важна, стоимость билетов не должна быть препятствием для посещения Эйфелевой башни. То же самое касается гастрономии: у нас можно как купить очень доступный сэндвич, так и отужинать в мишленовском Le Jules Verne.

– Какие дни/часы посещений являются пиковыми и как вы регулируете потоки?

– Мы выделяем зеленые, желтые, оранжевые и красные периоды. Например, очень благоприятен для посещения март, я всем рекомендую этот месяц. Самый загруженный сезон – июль – август. В течение дня самый пик примерно с 11 утра и до трех часов дня. Лучшее время посещения сразу же после открытия утром либо вечером в полдевятого. Можем написать, что это совет генерального директора.

Патрик Бранко Рюиво: «Парижане, может быть, немного обижены на Эйфелеву башню <...> Они считают, что она слишком для туристов» /Dichatz / Unsplash

Распределить людей на башне – решаемая задача, у нас достаточно большая вместимость. На втором уровне могут одномоментно находиться 1200 человек. Конечно, смысл не в том, чтобы обязательно впихнуть 1500 человек, а чтобы всем было комфортно. На самом деле пока мы только начинаем анализировать данные за предыдущие месяцы и годы и учимся распределять потоки. Например, я уже знаю, что для комфортной работы всех служб у нас должно быть 9000 посетителей в день. Но летом это число возрастает, в период между 15 июля и 15 августа бывает по 25 000 человек в день. Пока мы думаем, как распределять визитеров, никому не отказывая, но мы очень-очень заинтересованы в наилучшем решении и внимательно к этому относимся.

– Сейчас почти перед всеми туристическими объектами стоит задача увеличения доходов, а значит – увеличения числа посетителей. Насколько актуальна задача привлечения туристов для вас с вашими 6 млн визитов в 2018 г.? Или это уже максимум?

– Когда войдет в эксплуатацию третий лифт, мы сможем принимать до 7,5 млн посетителей. Это то количество, которое мы сможем принять, обеспечивая комфортные условия для всех. Поэтому цель по посещаемости – 7,5 млн к 2023 г., мы идем к этой цифре не скачком, а плавно.

Доходная башня

– Согласно отчету за 2018 г. доход башни составил 101,7 млн евро, а чистая прибыль – 4,98 млн евро. Вы довольны этими цифрами? Означают ли они, что башня – самостоятельное предприятие и может работать без спонсорских денег или дотаций от мэрии? Или они у вас есть?

– На самом деле нам повезло, потому что наша экономическая модель позволяет нам быть самостоятельными и самим финансировать все важные работы по реновации. Мэрия, как наш акционер, получает выплаты с прибыли, в 2018 г. они составили 8 млн евро. После окончания реновационных работ эта сумма будет увеличена – те средства, которые сейчас тратятся на ремонт, будут перечисляться в бюджет города. Сумма отчислений определяется при расчете бюджета в начале года.

– То есть мэрия не только не финансирует реставрационные работы, а еще получает от вас выплаты?

– Да. Но надо исходить из того, что Эйфелева башня принадлежит Парижу и парижанам, поэтому я буду очень доволен, если мы сможем перечислять мэрии больше денег, которые будут использованы на благо парижан. Если говорить еще шире, то Эйфелева башня – это памятник, который принадлежит всему человечеству.

Возвращаясь к бюджету. Сейчас 85% от общей выручки в 100 млн евро приходится на продажу билетов. Остальное – мы это называем «другая выручка» – дают рестораны, сувенирный магазин и т. д. Мы планируем увеличить эту долю до 25%.

Расходовать больше мы вряд ли будем, а вот заработать больше вполне можем. На самом деле мы небольшая компания – у нас всего 800 сотрудников, вряд ли мы сможем тягаться с «Газпромом». (Смеется.) Но, конечно, при этом мы в первую очередь помним, что башня остается символом человечества, поэтому мы не можем зарабатывать любым способом и ставить заработок во главу угла. Мы чувствуем нашу ответственность.

Если говорить о дополнительных средствах заработка, которые можно увеличить, это, например, плата за права на бренд во время съемок. Если съемка [на территории Эйфелевой башни] проходит днем, то это бесплатно, а в вечернее время – платно и стоит примерно 500 000 евро. Как правило, когда к нам обращаются с подобным запросом, наши сотрудники сопровождают съемочную команду во время съемки и могут помочь, например, с лучшим ракурсом.

– Заработав 101 млн евро, вы потратили 96 млн. Каковы основные статьи расходов?

– Большая часть, 40% (в 2018 г. – 37 млн евро), – это зарплаты. 30 млн евро – все, что связано с функционированием: охрана, уборка и т. д. К этой же категории относятся выплаты мэрии. Остальное – реновационные работы. Сейчас они составили примерно 25 млн.

– Про ценовую политику на билеты я поняла – увеличивать стоимость вы не планируете. А вводить VIP-услуги?

– Да, мы очень серьезно над этим работаем и разрабатываем сейчас специальные предложения для VIP-клиентов, они будут запущены в этом году. Это действительно очень важный для нас шаг, понадобилось время, чтобы все продумать и организовать. Но немного предложений категории VIP у нас есть и сейчас – например, ресторан Le Jules Verne.

Обед с видом на Париж

– Хорошо. Давайте поговорим о службе питания. Как все устроено, как и на какой срок заключается контракт на управление точками общепита на башне?

– Всего в башне работает 800 человек, 350 – это сотрудники SETE. 450 – это подрядчики: работники ресторанов, бутиков и т. д. Но некоторые из них работают более 20 лет с нами. Всех вместе я называю семьей. С того момента, как я стал директором, я все делаю для того, чтобы усилить связь между персоналом башни и подрядными организациями. Например, в день 130-летия Эйфелевой башни в первый раз все 800 человек собрались, чтобы отпраздновать вместе. Если случаются грустные события – тоже собираемся. Например, неделю назад мы потеряли коллегу из службы безопасности, я собрал всех вместе, произнес слово. Я действительно уделяю очень много внимания персоналу, многих знаю по имени, включая уборщиков и охранников. Я со всеми здороваюсь, всем говорю спасибо. Считаю, что это первое правило хорошего менеджера. Я это рассказываю не просто так, а чтобы подчеркнуть, что работники ресторанной службы – точно такие же мои сотрудники, как и персонал SETE, несмотря на то что по документам это другая организация.

Так вот. Мы проводим тендер на право быть подрядчиком башни. Продолжительность этого сотрудничества должна быть не очень долгой и не очень короткой, потому что рестораны и кафе должны регулярно обновляться. Новым поставщиком услуг в 2018 г. стала компания Sodexo. Мы заключили с ними договор на 10 лет, согласно ему они управляют всеми точками питания – брассери, кафе на первом этаже, рестораном Le Jules Verne и шампань-баром на верхнем уровне. И еще залом для мероприятий на первом этаже.

Все эти места по-своему уникальны. Шампань-бар – великолепный вид на Париж и романтическая обстановка. Почти всегда, когда я там бываю, кто-то делает предложение руки и сердца. Впереди 14 февраля, читатели еще могут успеть! (Смеется.) Le Jules Verne – ресторан со звездой Michelin. Это очень эмоциональные места, которые оставляют у людей яркие впечатления. Я считаю, мне очень повезло, что я действительно могу дать людям немного счастья.

– Sodexo вносит фиксированную плату или перечисляет вам процент от оборота?

– Процент. И есть минимальный зафиксированный порог.

– Почему выиграла именно Sodexo?

– Мы проводим открытый конкурс, компании-участницы представляют свои концепции. Критериев несколько: концепция по еде (должны быть конкурентоспособные предложения в разных ценовых сегментах), дизайну. Также компании называют ожидаемую прибыль, которую, по их расчетам, они будут перечислять SETE. Предложение Sodexo показалось совету мэрии лучшим.

– Ален Дюкасс, чья компания Alain Ducasse Entreprise до 2017 г. управляла питанием, говорил в интервью «Ведомостям», что между шефами и рестораторами идет война за Эйфелеву башню. Почему он проиграл эту битву?

– Скажем, это соревнование, в котором есть победители и побежденные. Не война. Смена управляющей компании ни в коем случае не ставит под сомнение профессиональные качества месье Дюкасса, мы в хороших отношениях, и я часто с ним встречаюсь. Но, как я уже говорил, рестораны должны обновляться.

– Дюкасс, получив в управление Le Jules Verne, поднял цены сразу на 50%. Фредерик Антон (новый шеф Le Jules Verne) не Дюкасс, но тоже трехзвездочный шеф. Ценовая политика ресторана изменится?

– Ценовая политика останется примерно такой же. Это по-прежнему мишленовский ресторан в очень престижном месте. Ланч стоит примерно 130 евро (без вина), ужин – 230. Возможно, в будущем цены чуть вырастут, но подчеркну, что это естественно для престижного заведения. Le Jules Verne – это не просто кафе, чтобы перекусить, это ресторан с отдельным входом.

– О мерчандайзинге. Честно говоря, я удивилась, увидев, что цифры от продажи мерчандайзинга вовсе не такие большие, как можно было предположить. Почему так? Как планируете развивать это направление?

– Это связано с тем, что мэрия стала придавать этому большее значение, чем прежде. Это одна из моих непосредственных задач, я сам стал инициатором того, чтобы усилить это направление. Мы провели ревизию того, что продается в нашем бутике. Во-первых, стало понятно, что нужно повышать качество сувениров, которые мы продаем. Во-вторых, расширять предложение. Например, сейчас на сайте продаются вот такие болты (показывает фото) – они сделаны из переплавленного железа, из которого были изготовлены исторические конструкции башни. VIP-клиентам такое очень нравится, это исключительный товар, похожего нигде не найти. Еще вариант – лампочки, которыми освещают башню, их 20 000. В этом году те, которые мы сменим, будут проданы как сувенир в специальной подарочной упаковке. У покупателя будет собственная частичка Эйфелевой башни. В-третьих, должен вырасти общий уровень элегантности – например, в скором времени у нас появятся новые упаковки.

– На фотографии болты очень похожи на шоколад. Знаете, делают такие фигурные конфеты. Можно заказать у Дюкасса – у него же шоколадное производство.

– Отличная идея! Надо подумать.

– Все-таки Эйфелева башня – главный символ Парижа. У вас есть права на изображение и на название? «Эйфелева башня» – это торговая марка?

– Да, конечно, это торговая марка. Запатентованы и название, и изображение, права принадлежат Парижу.

– Тем не менее фейки продают практически у вас под носом. У вас есть возможность регулировать или как-то бороться с незаконной торговлей фейками в кварталах, близких к башне?

– Во-первых, можно сказать, что полиция прикладывает определенные усилия в борьбе с этими нарушениями. Но все же я уверен, что, если предложить людям настоящие, качественные сувениры, они все-таки предпочтут купить их.

– Нет сомнений, что туристы любят Эйфелеву башню. А какие у вас отношения с парижанами? Тем более что не все горожане и не всегда были ее поклонниками.

– [Туристы] любят, но часто не очень знают. Поэтому с нашей стороны должна вестись определенная просветительская работа.

Парижане, может быть, немного обижены на Эйфелеву башню, как это часто происходит между горожанами и достопримечательностями. Они считают, что она слишком для туристов. Но эта проблема касается абсолютно всех башен мира и вообще всех очень популярных туристических мест.

Но мы делаем определенные шаги навстречу городу. Например, есть идея организовать уроки йоги, проводить мероприятия для детей, семейные бранчи по выходным. То есть делать специальные предложения именно для парижан, а также для жителей региона. На нас лежит определенная гражданская ответственность, социальная функция. Мы должны, естественно, принимать и детей, и людей с ограниченными возможностями. В этом году башню бесплатно посетит 20 000 детей – ученики школ Парижа.

Если говорить образно, как генеральный директор я сижу на двух стульях. Одна часть меня занимается тем, чтобы увеличить прибыль. А вторая – тем, чтобы усилить социальную роль башни. Например, важное дело – иллюминация башни в пользу тех, кто болеет онкологическими заболеваниями. Я также попросил организаторов этого мероприятия провести специальные обучающие семинары о профилактике раковых заболеваний. То есть мы и даем, и получаем. Важен баланс.

– Что вы в целом думаете о Париже как о туристическом направлении? Сейчас это самый посещаемый европейский город – у него еще есть потенциал роста или город уже переполнен туристами?

– Я считаю, что у Парижа огромный потенциал и огромные перспективы. Как человек, каждый день смотрящий на Париж с высоты птичьего полета, считаю, что это самый красивый город в мире. Хотя многие думают, что французы, и в частности парижане, – люди холодные и негостеприимные. Это отчасти правда. И что я действительно хочу показать – так это то, что мы рады гостям, туристам, мы ждем их с распростертыми объятиями. Когда я вижу счастливых туристов, гуляющих по башне, я получаю невероятный заряд энергии. Ведь многие, кто приезжает посмотреть на Эйфелеву башню, хотят исполнить свою мечту. Давайте мечтать и исполнять мечты вместе!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © Все права защищены.
Adblock
detector