Вс. Июн 7th, 2020

Топовые новости

Свежие новости России и мира

Соуправляющая Champagne J. Lassalle: «У женщин есть легитимность в мире вина»

1 мин чтения

Война и шампанское

Войска фашистской Германии заняли Шампань 12 июня 1940 г., а еще через два дня вошли в Париж.
Ни один винодельческий регион не пострадал в годы Второй мировой войны так сильно, как Шампань, рассказывают Дон и Пети Кладструпы в книге «Вино и война. Французы, нацисты и битва за главное сокровище Франции» (Wine and War: The French, the Nazis, and the Battle for France’s Greatest Treasure. Hodder, 2001. Французский перевод Perrin, 2002). Только за первые недели оккупации Шампани немецкие солдаты вынесли из шампанских домов около 2 млн бутылок – при том что всего в их подвалах тогда было около 150 млн бутылок.
Проблемы виноделов Шампани усугублялись тем, что десятилетие, предшествовавшее Второй мировой, для них оказалось ужасным. В 1932 г. в результате Великой депрессии годовые продажи упали до 4,5 млн бутылок, в 1933–1934 гг. за килограмм винограда давали всего 1 франк – в 11 раз меньше, чем в 1931 г.! Положение стало выправляться в 1937–1938 гг., но тут началась война.
В каждый крупный винодельческий регион, оккупированный Германией, нацисты назначили армейского офицера – «агента по импорту французских вин»; французы нашли для этих агентов более емкое имя – «вайнфюреры». В задачу вайнфюреров входило обеспечение бесперебойного производства вина и скупка его в максимальных объемах и по минимальной цене, обеспечивавшей лишь выживание виноделов. Лучшие французские вина поступали нацистской элите, большая часть отправлялась на фронт, остальное продавалось в третьи страны с огромной прибылью и пополняло казну Германии.
Вайнфюрером Шампани стал винодел и импортер шампанского Отто Клебиш – родственник Риббентропа, который сам до войны представлял в Германии шампанские дома Mumm и Pommery, пишут Кладструпы. Поначалу виноделы Шампани вздохнули с облегчением, что им прислали знатока, а не истинного нациста, признающего только пиво. Но знаток виноделия оказался еще хуже. Клебиш родился… во Франции, в Коньяке, где у его родителей был семейный бизнес. Бизнес был конфискован в годы Первой мировой войны, и Клебишам пришлось вернуться в Германию, где Отто устроился в компанию – производителя игристого вина Matheus Müller.
Приехав в оккупированную Шампань, Клебиш первым делом выбрал себе жилье – замок директора Veuve Clicquot Ponsardin Бертрана де Вогуэ, выгнав оттуда хозяина и его семью.
В Шампани Клебиш развил невероятную активность (иногда в неделю он требовал отгружать до полумиллиона бутылок), особое внимание проявляя к винам Pol Roger – любимому шампанскому Уинстона Черчилля. И тогда директор крупнейшего шампанского дома Moet & Chandon Робер-Жан де Вогуэ (и родной брат Бертрана) собрал коллег-виноделов из разных домов и убедил их выступать в общении с оккупантами единым фронтом, создав для этого лоббистскую организацию. Клебиш такой идее сначала воспротивился – он мечтал все контролировать сам. Но саботаж среди виноградарей и виноделов увеличивался, а Берлин требовал все больше вина, и вайнфюреру пришлось пойти на компромисс. Межпрофессиональный комитет шампанских вин (CIVC), объединивший виноградарей и виноделов, был создан в 1941 г. (и с тех пор контролирует производство этого вина), лидером комитета и главным переговорщиком стал Робер-Жан де Вогуэ. Он добился от фашистов увеличения поставок электричества, сахара, корма лошадям и даже цемента для Pol Roger (под предлогом того, что нужно отремонтировать подвал, благодаря этому компания смогла замуровать свои самые ценные вина). Наклейка на бутылках «зарезервировано для вермахта» стала символом худшего вина, а многокилометровые подвалы Шампани стали убежищем участников Сопротивления.
Но постепенно отношения между Клебишем и де Вогуэ становились все хуже и хуже: немец чувствовал, что французы его надувают, акты саботажа множились, Берлин требовал еще больше шампанского, но ничего поделать с этим вайнфюрер не мог. К тому же его покровитель Риббентроп впал в немилость, и перед капитаном Клебишем все явственнее проступала перспектива был отправленным из шампанского замка на восточный фронт.
24 ноября 1943 г. де Вогуэ и коммерческий директор Moet & Chandon Клод Фурмон были арестованы гестапо в офисе Клебиша. Фурмон был отправлен в концлагерь, а де Вогуэ обвинен в терроризме и приговорен к смертной казни. После этого впервые в истории шампанского виноделия забастовали все – от крестьян до директоров компаний. Клебиш, понимая, что силой он заставить людей работать не сможет – без риска окончательно сорвать поставки, – добился отмены смертного приговора и отправки де Вогуэ в концлагерь. После чего вайнфюрер сам возглавил Moet & Chandon.
Де Вогуэ и Фурмон провели в лагерях смерти 18 месяцев, но выжили. В июле 1944 г. фашисты отступили из Шампани так поспешно, что не успели выполнить приказ Гиммлера и взорвать подвалы с вином. В 2015 г. Шампань и ее подвалы были включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © Все права защищены.
Adblock
detector
top-mods.info яИКС Настоящий ПР top-mods.info